Бизнес-завтрак: Аграрные расписки могут стать лучшим инструментом кредитования для средних и мелких фермеров

Андрей Симонов, Хелен Фэирлэмб, Владислава Рутицкая и Виталий Иванченко (слева-направо)

В предыдущем году об аграрных расписках было написано очень много. Эксперты утверждают: этот инструмент кредитования станет новым толчком для развития мелкого и среднего фермерства в Украине со всеми позитивными последствиями. И хотя закон об аграрных расписках вступил в силу в 2013 году, эта технология все еще мало знакома отечественным аграриям.

В прошлом году был запущен пилотный проект в Полтавской области. Чтобы обсудить его результаты, а также поговорить об аграрных расписках в целом, мы собрали за одним столом замминистра АПК по евроинтеграции Владиславу Рутицкую, руководителя по развитию бизнеса Syngenta Хелен Фэирлэмб, директора по развитию NCH Capital Inc Виталий Иванченко и основателя «Крячковка Агро Плюс» в Полтавской области Андрея Симонова.

Latifundist.com: Почему аграрные расписки нужны в отечественном АПК?

Владислава Рутицкая: В конце 2014 года для министерства, как и всего АПК, был очень важен вопрос: как пройдет посевная и весь будущий сезон в целом (хранение, сушка, экспорт). Необходимо было понять, какие будут инструменты финансирования. В рамках этого у нас было много встреч с представителями бизнеса и банков. Было очевидно: средства ограничены, поэтому должны были быть дополнительные инструменты кредитования.

Мы стали активно работать над развитием механизма аграрных расписок. При помощи коллег и всех, кто активно продвигает этот процесс, нам на сегодня удается осуществлять соответствующие изменения, чтобы этот инструмент был доступен в Украине. В первую очередь мы говорим о мелких и средних хозяйствах. Для того, чтобы у них была возможность получать оборотный капитал для своих нужд: покупки семян, средств защиты растений, техники, топлива и т.д. Теперь есть возможность получить капитал под гарантию будущего урожая. Это, по сути, аналог кредитного договора. Но намного более гибкий, легкий в организации, дающий больше возможностей.

Хелен Фэирлэмб: Идея в легкости оформления аграрной расписки для хозяйства. Какова ситуация сейчас? Есть вексель, денежный кредит и аграрная расписка. Для кредита банки могут требовать много документов. Если у аграрной расписки будет твердое обеспечение, когда можно быть уверенным в его выполнении, то ее оформление должно быть проще. Аграрная расписка будет даваться под гарантию будущего урожая. А вот банки требуют не только будущий урожай, а и много другого. Это будет дешевле, чем денежный кредит в банке. И мы думаем, дешевле, чем вексель.

Сначала многие аграрии будут относиться к этому настороженно, как и ко всему новому. Но нужно пробовать, делать и смотреть, что получается.

Андрей Симонов: Мы пользовались разными инструментами займа денег, и у нас есть практика в этом вопросе. Самый сложный — это банковский кредит. Здесь необходим залог. Собрать много документов тоже проблематично. На самом деле, самая большая проблема — это залог. Ведь у нас основные активы оборотные. Когда-то давались кредиты под посевы. Сейчас только под имущество. А его не всегда хватает.

Форвардные контракты, которые разработало ГПЗКУ, для нас сейчас самые выгодные. Не всегда ими все довольны, хотя бы из-за цены на кукурузу. Но они популярны. Сейчас нам предлагают аграрные расписки. Это заманчиво, но мы еще насторожены. Фермеры и хотели бы ими воспользоваться, но я не вижу желания торопиться.

Latifundist.com: Что останавливает фермеров?

Андрей Симонов: Во-первых — документы. Для аграрной расписки требуются нотариально заверенные копии договоров со всеми пайщиками. Ведь для заверения каждого договора надо идти к нотариусу, платить, нести кучу бумаг, а это требует времени и денег. У ГПЗКУ, к примеру, таких требований нет. Но это не главное. Ключевой момент — это механизм ценообразования. Цена формируется в диалоге между двумя частными компаниями, и государство тут никак повлиять не может. Мне не понятно, как кредиторы формируют цены по аграрным распискам. Сегодня один из операторов назвал мне цену в $120–125. При том, что на рынке — $150–155. То есть минус $30 на тонне. Аграриев это настораживает. Но и это не все. Осенью с того зерна, которое ты завезешь, удержат еще 5% дисконта. И они говорят, что это — 10% годовых. Для нас сегодня условия, которые предлагает ГПЗКУ, выгоднее. Если бы в аграрных расписках цена была $140, все бы брали их с удовольствием. Механизм отличный! Но нужна хорошая цена.

Хелен Фэирлэмб: Андрей, поймите правильно. Это только начало проекта, и это предложение только одной компании. Плюс аграрной расписки в том, что у каждого кредитора могут быть свои условия. Но чем активнее этот рынок будет развиваться, тем больше будет предложений на рынке, и тем выгоднее будут условия для производителей. Мы не должны путать сам инструмент и ситуацию с ценами на кукурузу. Это не связано. Нам надо как-то пробовать и ориентироваться на осеннюю кампанию. Важно, чтобы у хозяйств был выбор.

Хелен Фэирлэмб, руководитель по развитию бизнеса Syngenta в Украине

Виталий Иванченко: Стоимость денег по аграрной расписке не может фундаментально отличаться от стоимости денег в стране. У нас есть риск, и под этот риск есть стоимость денег. Пока по аграрным распискам нет статистики. То есть мы не знаем, какой будет процент дефолта, соответственно, мы не может посчитать стоимость денег. Поэтому каждый финансирующий институт сам считает дефолт-рейтинг и устанавливает цену. Поэтому не исключено, что вначале этот инструмент будет дороже.

Latifundist.com: В чем еще преимущества аграрных расписок?

Виталий Иванченко: Они позволяют получить кредитные средства всем. Мелким производителям очень тяжело. Если ты мелкий производитель и только выходишь на кредитный рынок, то, чаще всего, все твои активы в поле, а соответствующей кредитной истории еще нет. И других инструментов, кроме аграрной расписки, мы в такой ситуации не видим.

Второй нюанс: аграрная расписка позволяет задокументировать технологию. То есть договариваясь с фермером о его финансировании, можно зафиксировать, какие семена и удобрения он должен использовать. В этих условиях мы можем убрать часть технологического риска или хотя бы задокументировать его. Это нотариально заверенный инструмент.

Владислава Рутицкая: Для нас приоритетным является создание платформы для мелкого и среднего фермерства. Поэтому очень важно, чтобы существовали разные финансовые инструменты, которые производители смогут выбирать в зависимости от своих преференций. Будет действовать закон спроса и предложения. Чем больше у фермера будет предложений по кредитованию, тем лучше будет выбор и по цене, и по условиям. Точно так же и для кредитора будет возможность выбирать того или иного фермера. Потому, что со временем создастся очень прозрачная история взаимных отношений.

Однозначно это приведет к трем позитивным составляющим: транспарентному земельному кадастру, прозрачной истории производителей-фермеров с пониманием, насколько качественными были их показатели на протяжении нескольких лет и кредиторов, насколько они выполняли свои обязательства. Вот эти три составляющие должны привести к дешевому оборотному капиталу и к тому, что это станет толчком к созданию кооперативов.

Latifundist.com: Как кредитные расписки повлияют на кооперацию?

Владислава Рутицкая: Я абсолютно уверена: если фермеры объединятся, они смогут диктовать свои условия кредиторам. Одно дело, если ты имеешь свое хозяйство и можешь предложить определенный объем урожая. Другое дело, если объединились несколько хозяйств. Это уже другие цифры, которые более интересны кредиторам.

Виталий Иванченко: Мы постоянно анализируем ситуацию по сельхозкооперации. Ситуация такова: если объединились несколько мелких фермеров, и получился общий земельный банк 5–10 тыс. га — это прилично. Тут уже можно совместно планировать севооборот, технологии и прочее. Но это все еще разные юридические лица со своими ситуациями и нюансами. Что позволяет делать аграрная расписка? Она позволяет сразу перейти на уровень поля, минуя определенные юридические надстройки. Потому, что украинский кооператив — это странное явление. Он на законодательном уровне не прописан, но, де-факто может быть реализован. Аграрная расписка может миновать эти сложности. Кредитор дает деньги под конкретное поле.

Виталий Иванченко, директор по развитию NCH Capital Inc

Latifundist.com: Пилотный проект аграрных расписок реализуется в Полтавской области. Почему выбрали именно этот регион? Как сейчас обстоят дела?

Владислава Рутицкая: Полтавская область для пилотного проекта была выбрана не случайно. Там уже был «пилот» по транспарентности земельного кадастра, а это — одна из составляющих, необходимых для аграрных расписок. Там активно идет подготовка нотариусов, фермерам разъясняются особенности этого инструмента кредитования. Сейчас мы ждем результатов. Как ждем и реакции фермеров.

Читать по теме: Аграрные расписки: «Полтавская битва» за финансирование стартовала

Latifundist.com: Есть ли уже планы на другие области?

Владислава Рутицкая: Да, сейчас работаем над этим вопросом. Рассматриваем Запорожскую и другие области. Пока все на стадии планирования.

Latifundist.com: Есть ли какая-то обратная связь с фермерами?

Виталий Иванченко: Мы проводили фокус-группу в тех регионах, где это проект еще не запущен, и узнали, что для фермеров важна форвардная составляющая, то есть возможность зафиксировать цену еще не собранного урожая. И второе по важности — это стоимость денег. По документарным операциям никто не задавал вопросов, все понимают, что это не сложно. И многие готовы опробовать аграрные расписки на малых объемах земли.

Владислава Рутицкая: Для того, чтобы собрать какую-то статистику, должен быть широкий охват. Поэтому мы базируемся на позитивном опыте, который есть в других странах, где этот механизм очень эффективно работает. А это дает нам основание полагать, что он будет эффективен и в Украине.

Владислава Рутицкая и Виталий Иванченко

Хелен Фэирлэмб: В Бразилии этот опыт был очень успешным! Там была похожая ситуация со сложностями кредитования. Банки требовали много документов и сложной процедуры их оформления. Кроме того, там, в отличие от Украины, порты находятся очень далеко, и фермерам сложно самостоятельно доставлять урожай для экспорта. Аграрные расписки решили эту и многие другие проблемы. Теперь мы ждем, что этот инструмент поможет и Украине.

Latifundist.com: Хелен, в чем интерес аграрных расписок для вас как для поставщика?

Хелен Фэирлэмб: В Украине великолепные экологические условия: чернозем, хороший климат. Но всегда сложно с экономическими условиями: курсом валют, доступом к финансированию. А для поставщика всегда очень важно, чтобы у хозяйства были стабильные доход и производство, возможность развиваться. Если аграрные расписки или любые другие механизмы создают спокойную и стабильную атмосферу для инвестиций, то и урожай будет больше, и нам будет комфортно работать. Это инструмент надежного партнерства.

Хелен Феирлемб, руководитель по развитию бизнеса Syngenta в Украине

Latifundist.com: Чем интересны аграрные расписки крупным холдингам?

Виталий Иванченко: Есть предел роста для больших холдингов. Мы уже очень близки к этой точке. Дальнейший рост банка земли становится не очень интересен. Нам важно создать для себя благоприятный микроклимат, когда в тех регионах, где мы работаем, нормально бы развивались и мелкие хозяйства.

Latifundist.com: Что еще можно сделать для популяризации аграрных расписок?

Андрей Симонов: Возьмем пример нашей работы с поставщиками. Как они нас привлекают? Они активно используют механизм, когда мы им продаем свою продукцию. Хотя раньше это было довольно редко. Либо помогают нам заключать форвардные контракты. И мы получаем честную цену без потерь — фактически бесплатные финансовые ресурсы.

Из механизма оборота аграрных расписок нужно убрать нотариальные копии договоров и снизить стоимость денег. Делать по примеру работы ГПЗКУ. К тому же мы за то, чтобы страховать урожай. Это для нас очень желательно, а эффективного механизма нет!

Андрей Симонов, основатель «Крячковка Агро Плюс»

Владислава Рутицкая: Мы совместно с партнерами из бизнеса проходим непростой путь в реализации аграрных расписок. Есть много вопросов, касающихся документов, взаимодействия с другими государственными структурами. И само законодательство еще требует совершенствования.

Latifundist.com: В чем нужно совершенствовать законодательство?_

Владислава Рутицкая: Нам еще необходимо проработать нюансы с исполнительной службой, получить детальное объяснение аудиторов по бухгалтерскому учету. И потом вносить эти изменения на уровне Верховной Рады.

Владислава Рутицкая, замминистра АПК по евроинтеграции

Latifundist.com: Как будут защищаться права кредиторов и всех участников аграрных расписок?

Владислава Рутицкая: Сегодня механизм аграрных расписок логически выглядит так: мне нужны деньги, я гарантирую их возврат урожаем. Все прозрачно. Но на практике это может быть не так. И сейчас мы прорабатываем механизмы защиты как фермера, так и кредитора. Эта практика работает в других странах, и мы должны добиться того, чтобы она заработала у нас.

Андрей Симонов: Если говорить о защите, то для нас очень важен механизм страхования. Взять хотя бы ситуацию, которая была в прошлом году: засуха в Полтавской области. Как быть, если мы гарантируем урожаем, а не сможем собрать достаточно?

Виталий Иванченко: У меня встречный вопрос! Если бы мы предложили продукт, который бы страховал урожай, стоимостью $25–30 на гектар, вы были бы готовы его покупать?

Андрей Симонов: Я думаю, что да! Я даже в этом уверен. Надо посчитать, но думаю, что это адекватная цена. Поскольку в последнее время в восточной части Украины проблемы с климатом.

Latifundist.com: Какие пожелания к остальным участникам процесса?

Владислава Рутицкая: Мы ждем обратной связи с производителем. Наша главная задача — поддержка бизнеса. И обратная связь позволит нам понимать, куда нам двигаться и что совершенствовать.

Хелен Фэирлэмб: Министерство сотрудничает с нами и оказывает поддержку. Хотим со своей стороны поддерживать хозяйства и сотрудничать с ними, поэтому ждем от производителей проявления интереса к инструменту и готовности его опробовать.

Виталий Иванченко: В первую очередь мы ждем предсказуемости от государства. Это очень важная составляющая для прихода зарубежных инвесторов. Украина требует прямых иностранных инвестиций. Но такое ощущение, что у государства еще нет крепкой стратегии в плане развития сельского хозяйства. Чем больше определенности, тем лучше будет работать АПК.

Андрей Симонов: Касательно аграрных расписок, мы ждем упрощения документации, по нотариальной заверке договоров. Нам важно, чтобы был рассмотрен вопрос страхования урожая. И ключевое — максимально высокая цена на первую партию урожая, которая будет этой весной.

Latifundist.com: Спасибо Вам за интересную и содержательную беседу!

Виктория Крят, Елена Агаджанова-Гонсалес, Национальный агропортал Latifundist.com